Ролевая Сердце сумерек: Дети ночи Закрыта, безвозвратно

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мужские аппартаменты

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Эта комната предназначена не для сна, но для подобия отдыха. Здесь защитники Великих в праве быть самими собой. Это их личная территория.


http://i062.radikal.ru/0912/da/8d7597feacff.jpg

0

2

--------Начало игры-------
Джейн находилась в глубоком эмоциональном кризисе после своего первого и единственного поражения. Прошли годы, но она до сих пор помнит каждое слово, произнесенное на том злополучном поле. Каждый день после визита к Калленам они с Алеком обсуждали план своей реабилитации в глазах Аро. Победа новообращенной Беллы сводила Джейн с ума, но больше всего ее раздражало то, что она не может придумать стратегию по уничтожению своего главного врага. Конечно Аро никогда не покажет на дверь близнецам, но проигрышное положение их совершенно не устраивало.
Тем временем жизнь в Вольтерре шла своим чередом и омрачали ее только близнецы своей печалью и отчужденностью. Джейн знала, что инцидент сам собой не забудется и вести себя так, будто ничего не произошло, будет намного хуже. Своим отчаянием они хотя бы эмоционально давили на Аро, ему было непросто смотреть на своих любимцев в таком состоянии, пусть даже совершивших ошибку. Впрочем во всей сложившейся ситуации Главный из Вольтури жалел только о том, что Каллены не в его свите.
В этот день, как и во все предыдущие Джейн расхаживала по комнате, меря ее шагами, затем внезапно замирала на месте, минут на пять и снова ходила. В моменты замирания в ее голову обычно приходил очередной план. В этот момент Алек напряженно смотрел на сестру, но обычно Джейн отходила от состояния статуи не проронив ни слова, просчитав все варианты в голове и поняв что план неудачный. Но сегодня Джейн нарушила обычное молчание.
-Нас хочет видеть Аро,- отрешенным голосом прошептала девушка -И стоит поторопиться, он не будет долго ждать
Джейн многозначительно посмотрела на брата
-Есть идеи?- наверно в тысячный раз спросила она у Алека
Мы должны что то придумать, срочно лихорадочно думала вампирша, снова начав расхаживать по комнате.

Принят

+4

3

-------------Начало игры---------------

Алек с грустью смотрел на то, как его сестра мечется по комнате с жестами, полными отчаяния. Она все еще не оправилась от того провала, который они вместе претерпели на поляне у Форкса. Алек знал, что Джейн будет еще долго отходить от шока поражения. Сам он переживал, но все же ему нужно было быть сильным, ведь как бы то ни было, он - мужчина и должен держать себя в руках и свои эмоции тоже. Но сейчас он все же вспомнил тот злополучный день, когда близнецы стали никем в глазах врагов. Гнев и злость накатывали на юношу и он сжал кулаки. Алек вновь прочувствовал тот момент, когда всеми силами пытаешься что-то сделать, а ровным счетом ничего не выходит. Вампир смотрел на Беллу, а она, глядя им прямо в глаза, широко улыбалась. Как же он хотел подойти и разорвать её на куски. Боль, которую он видел в глазах Джейн в своих попытках, придавала ему лишь злости, но никак не возможности обойти барьер. С тех пор прошли годы, но во всех стражах Вольтури читается презрение. Сейчас было не время огрызаться или вести себя так же как и до поражения. С этим проигрышем они утеряли свою значимость. Нет, их не выгнали с позором из замка, но злорадство и ликование в глазах свиты, радость от того, что близнецы наконец-то упали с трона, было ужасно. Хотелось перебить их всех. Среди мужчин и женщин, охраняющих Аро и других Великих не было тех, у кого разум был закрыт, как у девчонки Каллен. Так что это было бы легко. Но поступить так означает погубить коллекции, которую Аро собирал три тысячи лет, а значит потерять уважение Великого на всегда. Часами они с сестрой обсуждали возможности обойти щит, но эти разговоры ни к чему не приводили. Спасительного средства просто не существовало. И каждый раз после принятия того, что и этим способом ничего не добиться, Джейн приходила в ярость. лишь Алека и Аро она подпускала к себе. Все остальные, каждый, испытывал на себе её дар. Сделать ничего было нельзя. Ей не было равных.
Другой темой для разговора была собственная репутация, которая безнадежно почернела, и теперь следовало вытаскивать её из руин и очищать всеми доступными методами. Алек и Джейн с готовностью брались за задания, которые им поручали и каждый раз выполняли его в совершенстве. Доказывали, что это был первый и последний их промах. Аро знал, что близнецы тяжело переживают тот случай и не обращал особого внимания на то, что жертвы Джейн издавали дотошные крики адской боли. На каждом человеке, который впоследствии становился её обедом, сестра проверяла свой дар. Никогда еще осечек не было. Алек выслушивал её, предлагал варианты, советовал, но Джейн была безутешна. В глазах её была жажда убийства и мести. Ужасное сочетание, особенно если эти чувства носит та, что так сильна в гневе. Но... Пока Белла с Калленами, близнецы были бессильны. Следовало её убрать, но как? Да и Аро приметил её для своей свиты. С ней и Ренатой он будет полностью защищен. Неудивительно. Еще есть Эдвард и Элис, чьи дары для Великого стали чуть ли не Святым Граалем. Он жаждал заполучить их. Алек дал себе слово, что когда-нибудь они отомстят и выполнят волю Аро.
В апартаменты зашел один из многочисленных дежурных. Он поклонился близнецам и сказал:
- Меня к Вам послал Деметрий. В городе объявился кочевник с удивительным даром. Сам ищейка сейчас у Аро. Наверное он знал, что на это задание отправят Вас. Советую поспешить.
Доносчик договорил и скрылся за дверью.
-Нас хочет видеть Аро, - прошептала сестра, - И стоит поторопиться, он не будет долго ждать.
Эти слова были произнесены тихо, повторяя слова мужчины, посланного Деметрием. Как это ни странно, но Деметрий помогал им все это время.
Джейн посмотрела на брата.
- Есть идеи? - в сотый раз спросила она у Алека.
- Нет, но нужно поблагодарить Деметрия, наверняка приказ найти нас еще не отдан. Мы прибудем раньше, чем нас ждут. - сказал вампир и встал. - Пойдем, наверняка это и будет заданием и нам нужно выполнить его безупречно.
Алек вышел их комнаты. Он знал, что Джейн, придя в себя сразу же отправится за ним.

Принят

Отредактировано Алек Вольтури (04-01-2010 20:56:41)

+6

4

Джейн отрешенно смотрела на брата, но взгляд ее не фокусировался, словно девушка была где то очень далеко от Вольтерры, да и от Европы тоже.
- Нет, но нужно поблагодарить Деметрия, наверняка приказ найти нас еще не отдан. Мы прибудем раньше, чем нас ждут. - сказал Алек и встал. - Пойдем, наверняка это и будет заданием и нам нужно выполнить его безупречно.
Джейн легко, но истерично рассмеялась, на лице девушки проступило глубокое отчаяние.
- Неужели ты считаешь что Деметрий хочет нам помочь? Очнись, Алек, никому из свиты никогда не нравилось наше превосходство. С чего вдруг кто то начнет помогать нам возвратить былую власть? Разве что... - Джейн на мгновение прищурилась - Ну конечно, - голос вампирши наполнился сарказмом - бесплатен только сыр в мышеловке, Деметрий потребует что то взамен. И нам придется петь под его дудку
Джейн с яростью накинулась на античную статус, неудачно оказавшуюся рядом и с легким хрустом отломила голову древнегреческой богине. Затем надавила на отломленный фрагмент и из ее маленьких, изящных пальцев посыпалась мраморная крошка.
- Таков будет конец каждого из Калленов, но сначала они будут умолять меня убить их - девушка глубоко дышала, с ненавистью уставившись на свои ладони. Огоньки безумия плясали в ее глазах, но это длилось всего мгновение. Опомнившись, Джейн мгновенно собралась, отряхнула руки и трезвым сосредоточенным взглядом посмотрела на брата, который слегка нахмурившись, бросил взгляд на результат приступа сестры.
- Мы выполним это задание идеально, никто не посмеет сказать, что близнецы опять потерпели неудачу - словно клятву прошептала Джейн и вслед за братом вышла из комнаты и погрузилась в мрачные мысли.
Деметрий получит свое, чтобы не задумал. И пусть нам будет дорого это стоить. Восстановление репутации важнее всего

=== Приемный зал

+5

5

Казалось, что Джейн сейчас не здесь. Глаза её смотрели в никуда. Так было до тех пор, пока не прозвучало имя Деметрия и слова «помощь от него» в одном предложении. Алек сдержанно хмыкнул. Представляю её реакцию. Сестра взглянула на брата с таким видом, будто он только что предложил ей извиниться перед Калленами. Прозвучал её легкий смех с нотками истерики.  Следом выражение лица сменилось на отчаявшееся.
- Неужели ты считаешь что Деметрий хочет нам помочь? Очнись, Алек, никому из свиты никогда не нравилось наше превосходство. С чего вдруг кто-то начнет помогать нам возвратить былую власть? Разве что... - Джейн на мгновение прищурилась - Ну конечно, - голос вампирши наполнился сарказмом - бесплатен только сыр в мышеловке, Деметрий потребует что-то взамен. И нам придется петь под его дудку.
- Джейн, да пойми ты наконец! Долгие годы службы у Аро и жизни здесь научили тебя тому, что ты уже не видишь ничего светлого здесь. Тебе везде мерещатся одни интриги. Не могу с тобой не согласится. Они имеют важную роль здесь, но было бы глупостью не увидеть то, что Деметрий действительно нам помогает. – Алек сделал паузу. А ведь может она и права насчет платы? Плевать! - Да, возможно что и не без корысти. Но все же это помощь. Нам сейчас нельзя выбирать. С той встречи с Калленами мы уже не в таком положении, чтобы отказывать от того, что делает Деметрий.  Так что придется отдать ему должное. Как бы мы этого не избегали. Пойми, что бывают чудеса, сестренка. – вампир улыбнулся и посмотрел на сестру. Но в следующую секунду улыбка пропала.
Джейн с яростью накинулась на статуэтку, стоящую рядом и легким движением руки отломила ей голову. Приступы ярости – очень плохо… Но они стали частым явлением после визита в Форкс. Сейчас её стоит успокоить, хотя скорее всего сестренка справится сама. Отломленная голова была превращена в пыль, которая просыпалась через пальцы. Злишься, что приходится принимать чью-то помощь? Неудивительно. Мы всегда стояли особняком. Но положение изменилось. Тебе придется принять это. Вслух Алек не решился сказать этого сестре. Сейчас лучше, чтобы она пришла в норму сама. Это будет самым правильным решением на данный момент.
- Таков будет конец каждого из Калленов, но сначала они будут умолять меня убить их -  Джейн  бросила ненавистный взгляд на свои ладони. Я был прав… Это из-за Калленов. Девушка буквально метала искры вокруг себя из ненависти и жажды уничтожения. Злоба была естественным последствием. Но сестра Алека обладала максималистским характером, что вполне оправдывало подобные действия. Джейни, родная, следует успокоиться. К Аро нельзя идти в твоей таком состоянии. Ты же всегда была сильной. Алек не сомневался в том, что его сестра возьмет себя в руки. Даже если он не говори вслух, Джейн его понимала. Собравшись, вампирша мгновенно привела себя в обычный вид. Отряхнув руки, она посмотрела на брата. Алек бросил взгляд на результат ярости и попавшегося сестре под руку предмета. Вампир нахмурился. Жаль, что это все же не Каллены.«Отрезвление» сестры так же заставило его собраться. Аро ждал их, а значит медлить было нельзя.
- Мы выполним это задание идеально, никто не посмеет сказать, что близнецы опять потерпели неудачу.
Когда Джейн была настроена так, то все казалось сущим пустяком. Вдвоем они быстро заскользили по коридорам и переходам замка и остановились около дверей приемного зала. Деметрий уже был там. Его запах ощущался достаточно сильно. Это было естественно. Алек не знал, отважиться ли в открытую поблагодарить за помощь, но все же мысленно сказал стражу спасибо.

==> Приемный зал.

+4

6

Деметрий в своем нелепом виде неспешно шел по коридорам. Торопиться было некуда, сейчас его никто не ждал. Свои задания он выполнил, о новых ему не сообщали, а ждать его было некому. Так странно было осознавать то, что он лишился своей возлюбленной. Даже во время их самых громких ссор вампир знал, что их отношений все еще связывает, даже если взглядом можно было спалить собеседника напрочь. Хайди всегда была тем, к кому радостно было приходить в любое время. Иногда в её глазах было столько тепла, что счастье озаряло комнату и тогда Вольтури чувствовал, что по венам вновь бежит кровь. Она наполняла его жизнью, жизнь – смыслом, а смысл – целью. Ради этой поставленной цели Деметрий и жил. Но все кончилось, как все хорошее. Нет, он не был удивлен, хотя некоторый шок все же был. Их отношения напоминали минное поле, на котором мин было десять штук на квадратный метр. Ни шагу без взрыва.
Мимо мелькали стены, картины, скульптуры. Деметрий вдруг вспомнил, как он появился здесь впервые. Убранство замка его покорило, но не богатством, а именно самой историей, которая здесь была. Переливы эпох напоминали слои камня. Окунувшись с головой в исполнение заданий, иногда вампир просто останавливал безумный бег времени и вдыхал немного терпкий запах мира. Вот и показалась дверь в мужские апартаменты. Вольтури прекрасно знал, что сейчас он там один. Все-таки обоняние никогда еще не подводило. Толкнув дверь, он прошел в ванную комнату. Взглянув в зеркало, немедленно рассмеялся.
- Выгляжу как какой-то неряха. Хорошо, что никто меня не видел. Приняли бы за чужака.
Умывшись и приняв душ, вампир оделся и встал посреди комнаты. Идти куда-либо не хотелось. Бросив взгляд на книжные полки, он с удовольствием взял одну из них и решил углубиться в чтение. Только это занятие могло заглушить боль. Отношение связывали его и Хайди не один десяток лет, это просто  так не забудется. Сейчас бессмысленно было думать об этом.

+10

7

Коридоры, переходы и лестницы
Дверь, ведущая в мужские апартаменты, появилась неожиданно. Словно бы он не шел туда целенаправленно, а снова был в плену своих размышлений. Все вокруг было как в тумане, хотя Феликс и пребывал в полном сознании. Его рука мягко опустилась на ручку двери, легкий толчок и она распахнулась, пропуская вампира в просторный и уютный зал. Каждая черточка здесь была ему знакома, каждый изгиб узора барельефов, каждый листик орнамента каминной решетки, каждый мазок на многочисленных картинах. Эта комната была словно пропитана спокойствием и уверенностью. Лучшее место для приведения мыслей в порядок. Он вдохнул и сделал шаг, окунаясь в спасительную умиротворенность залы. Феликс сделал несколько кругов по комнате, словно вбирая в себя ее атмосферу. И только после того, как он остановился, Феликс понял, что он здесь не один. В дальнем углу, в кресле сидел Деметрий. Он со скукой наблюдал за манипуляциями Феликса.  Несмотря на их многолетнее знакомство, Феликс никогда с уверенностью не мог определить в каком тот настроении. Вот и сейчас, несмотря на отчужденность, написанную на лице Деметрия, Феликс уловил легкую тревогу, витающую в воздухе. Он прошел через зал, и уселся в кресло напротив. Задумчиво обведя взглядом комнату, Феликс остановился на книге в руках вампира.
–Интересно?

+3

8

Книги не зря назывались сокровищницами знаний. В каждой из них. Даже в детских сказках, всегда можно было почерпнуть что-то новое и неизведанное, даже если эта книга выучена тобой наизусть. Чем взрослее становишься, тем больше понимаешь о ней, об авторе, о главной мысли. Вначале кажется, одно. Потом трудно не заметить абсолютно другое, хотя в книге не поменялась ни одна буква или даже запятая.
Сейчас Деметрий вчитывался в поэзию Байрона. Оригинальные записи, собранные в переплет. Такого рода увлечение было его визитной картой. Ему нравились подлинники. Чтобы это ни было. Он собирал их, будучи еще человеком, и превращение в вампира не стало помехой для продолжения хобби. Ровный ряд строк, немного закругленный почерк, но твердые и интересные фразы. Именно это нравилось в подобных книгах. Коллекционеры отдали бы за нее целое состояние, но Деметрий ни за что бы самостоятельно не расстался с ними.
Воспоминания хлынули неожиданно. Когда-то давно, Деметрий и Хайди сидели в саду. Была зима, и шел снег, мелкий-мелкий. Такой с трудом бы заметил человек. Но не вампир. В беседке с крышей оба вампира сидели и смеялись. Их обсуждение вновь зашло о хобби мужчины. Ди никогда не думала, что таким всерьез можно было увлекаться. Да, ей всегда больше нравились шоппинг, одежда и украшения. Походы по магазинам могли растягиваться на сутки. В тот момент Деметрий прекратил спорить и подарил ей сборник стихов 16 века. Разумеется, такой же подлинник. Это был единственный раз, когда книга покинула его коллекцию по желанию владельца. Её глаза, когда она смотрела на ценность в её руках, руки, которые гладили страницы как котенка. В тот момент её мнение об увлечении Деметрия поменялось. Уже на следующий день Хайди похвасталась, что прочитала её всю и даже выучила несколько стихотворений наизусть. Реакция мужчины была незамедлительной. Смех эхом раскатился по библиотеке, в которой они в тот момент находились. Вслед за этим последовала обида, и крупная ссора, разумеется.
Деметрий улыбнулся. В таких отношениях всегда есть, что вспомнить. До обоняния вампира донесся сильный запах. Феликс. Они никогда не были дружны, но антипатий между ними не было. Тот всегда был в стороне, не давая своим эмоциям сыграть главную роль. Дверь апартаментов распахнулась, и мужчина вошел в комнату. Он был чем-то обеспокоен. Сразу не заметив постороннего присутствия, он прошелся по комнате кругами, словно уравновешивая собственное состояние.  Правда, Деметрий недолго оставался незамеченным. Феликс пересек комнату и уселся в кресло напротив. Его взгляд обратился к книге.
–Интересно?
И вот так всегда. Только при Аро могли быть знаки приветствия, да еще близнецы страдали официальщиной. Остальные же могли уже не приветствовать друг друга, только если не хотели задеть. Деметрий закрыл книгу, и теперь аккуратно тер пальцем переплет.
-На мой взгляд – более чем.
Легкая улыбка, чтобы все было в порядке. Хоть близких отношений дружбы между мужчинами не было, но существовали определенные законы. Взгляд Деметрия был направлен на окно за спиной Феликса, но вопрос предназначался именно ему.
- Что-то случилось? В замке?

+9

9

Старое кресло было на удивление удобным. Сделанное пару веков назад, оно словно бы только что вышло из рук мастера. Нет, конечно, были заметны потертости на зеленом бархате обивки, бронза на фигурных подлокотниках местами потускнела, но ни одна пружина ни разу не подвела,  обивочный материал за столько десятилетий не скатался. Оно идеально подходило под тело Феликса, успокаивая, умиротворяя своими плавными линиями, не в пример одноразовому новоделу, которым сейчас были наполнены все мебельные магазины. Добротное, удобное и до неприличия роскошное. Впрочем, это касалось каждой вещи, находящейся в доме. От наборного паркета, до самой маленькой статуэтки в библиотеке. В этом доме знали толк в роскоши. Вот и томик в руках Деметрия явно был раритетной вещицей. Мысли полились в голову, словно вода из треснувшего кувшина. Феликс почувствовал, как сознание снова уплывает от него.  Обратно его вернул внезапный, показавшийся резким, голос Деметрия:
-Что-то случилось? В замке?
Действительно. Что случилось? По большому то счету все как обычно…
-Сантьяго… Он наделал глупостей. Не то, чтобы Феликсу было трудно говорить об этом, по природе своей он был скуп на эмоции. Однако, что–то неприятное было в осознании того, что участь этого вампира уже предопределена. Деметрий откинувшись в кресле, выжидательно смотрел на соратника.
- Он покусал девушку и обратил ее…  Феликс замолчал, подчеркивая трагичность ситуации. Деметрий поднял на него удивленный взгляд. Не дождавшись какой либо реакции, Феликс продолжил.
-Он называет ее своей невестой и уничтожать не намерен… - тихо проговорил он. – Аро расстроен… Лицо Деметрия вытянулось. Теперь молчали оба, избегая смотреть друг другу в глаза. Оба вампира хорошо понимали, что это значит для Сантьяго.
-И еще. Тот кочевник, которого ты выслеживал… Стивен. Близнецы привели его, он сейчас в замке. Рената проводит для него экскурсию. Феликс замолчал. С минуту он изучал свои ботинки, затем перевел взгляд статуэтку на каминной доске и принялся разглядывать ее с неподдельным интересом.

Отредактировано Феликс Вольтури (10-07-2010 22:47:33)

+5

10

Феликс в изумлении посмотрел на Деметрия, будто вампир начала разговаривать на диалекте суахили. Деметрий не мог определиться уже много лет, как ему относиться к этому вампиру. Его выдержка и сдержанность напоминали вампиру его самого, но все же было некоторое различие. Он был некой скалой, но явно не мозговым центром. Исполнитель был идеальный, спорить с этим бесполезно. Вольтури все так же смотрел на пришедшего. Казалось тот обдумывает ответ.
-Сантьяго… Он наделал глупостей.
Деметрий с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться. В его понимании этот огненный мальчишка всегда стоял рядом с такими понятиями как глупость, бездумность, легкомысленность и отсутствие совести и уважения. Так что это не было чем то страшным на взгляд вампира. В тоже время сам Феликс так не думал. Под маской  было некоторое раздражение. Деметрий откинулся в кресле.
- Что на этот раз? Опять спалил чью то спальню? – улыбнувшись, спросил мужчина, вспомнив одну из таких ситуаций.
- Он покусал девушку и обратил ее…- голос стража был неуверенный, и пауза, оставленная после слов, удивила Деметрия. Феликс сам углубился в эту ситуацию. Стражу даже показалось, что он переживал за этого взбалмошного ребенка. Улыбка запечатлелась на губах прекрасного вампира. Поверить не могу. А я и не слышал, что они – друзья.
-Он называет ее своей невестой и уничтожать не намерен…Аро расстроен…
Эти слова поразили Вольтури. Оба прекрасно понимали, что Сантьяго все же переступил грань, которую провели для всех из свиты. Он не посчитал нужным считаться с ней и ему придется за это поплатиться. Слишком долго Господин терпел его чудачества и промахи.
- Он сам себя похоронил. Нам остается лишь принять к сведению его ошибки, Феликс.
Тот молча выслушал Деметрия, а потом вдруг сменил тему.
-И еще. Тот кочевник, которого ты выслеживал… Стивен. Близнецы привели его, он сейчас в замке. Рената проводит для него экскурсию.
Рената? Но почему она? Весьма странный выбор для гида. Нет, Деметрий знал, что она прекрасно знает замок и его окрестности. Аро посчитал нужным выбрать её, а значит у этого была цель. Господин никогда не делал лишних шагов.
- Странный выбор, но не нам оценивать действия Повелителя. – Деметрий склонил голову, показывая почтение решений Господина. – Я, наверно, слишком долго тут просидел. Еще бы чуть  и проспал бы собственный смертный приговор. За долгое отсутствие.
Шутка была вынужденной, чтобы разрядить обстановку, которая слишком была напряженной.
- Успокойся Феликс, все будет в лучшем виде.
Да, когда то Аро так говорил про Калленов.

+4

11

Приемный зал

С первого взгляда на цитадель смертный увидел бы готическое строение, датируемое неизвестной эпохой – на самом же деле внешнее модерирование прекратилось во времена, когда в архитектуре вовсю царил Классицизм, Аро он полюбился больше всего: строгость и сдержанность, резкие формы и башни, укрытые кроваво-красной черепицей. Все это подчеркивало власть и консервативность клана куда лучше, чем помпезные арки и колонны, пышные ковры и наряды, которые повсюду сеяло Барокко. Весь замок Вольтури был буквально слеплен из кусков эпох и тысячелетий, история мира буквально заковывалась в эти стены и в почву. Тысячи надстроек производились, до неузнаваемости изменяя крошечное бунгало, которое более чем три тысячи лет назад было принадлежавшим роду  Аро, домом.
С первого взгляда на цитадель смертный увидел бы готическое строение… Бессмертный бы увидел смерть. Она была в каждом камне, в каждой картине просматривался ее бледный лик, в каждой комнате чувствовался ее удушающий запах – запах трагедии и отчаяния. Такова была плата за высшее общество, такова была вторая сторона медали власти. Казалось, словно весь замок – это один единый каменный вампир, он сцепит пальцы на вашем горле при первой же возможности, он обратит ваше бессмертие в мучение длинною в вечность.
Существовало ли более мерзкое зрелище, чем обитель самой смерти, прогнившая и оцепеневшая в своем тошнотворном великолепии? Настоящим извращением на этом фоне были бесценные произведения искусства – они видели убийства собственными глазами, они слышали о всех совершавшихся в этих стенах заговорах, они веками смотрят на мерзкую каменную кладку и им бы в пору сойти с ума, не будь они просто картинами.
Ничего из этого – ни роскошь, ни картины, ни драгоценности – не было нажито честным трудом, все было отнято, украдено, куплено за грязное золото. И это только усугубляло сковывающее чувства безнадежности.
Аро любил свой замок… В нем он действительно чувствовал себя в своей стихии. Аро чувствовал себя комфортно только тогда, когда все вокруг находились в смятении и депрессии, когда все тяготились атмосферой угнетенности и были подавлены, в такие моменты он действительно держал в своих руках власть.
Фигура в темных одеяниях, до этого бесшумно скользившая переход за переход, покои за покоями, резко остановилась. Ноздри начали раздуваться, вдыхая отчетливо ощущаемый запах горелой ткани и обугленного пергамента, доносившийся с нижних этажей.
- Мое терпение иссякает. Кто-то слишком сильно любит играть с огнем… - Дама с Горностаем, к которой по всей видимости обращался Аро, промолчала. Отчасти от того, что она знала  - с Аро спорить бесполезно! Отчасти от того, что была нарисована в 15-м веке.
Вампир резко толкнул тяжелые дубовые двери, ведущие в мужские апартаменты.
- Как вы думаете, - громогласный голос мужчины разбил повисшую в комнате тишину на мелкие осколки – если оторвать Сантьяго руки, увеличится ли шанс уберечь замок от разрушения?
Вопрос был риторический. Мысли Аро витали уже гораздо выше глупых проделок Сантьяго или истории своего замка, мысленно он уже выстраивал фигуры в один ряд, перед грандиозной партией… Неожиданно он осознал что не хватает ферзя.
  - Деметрий… - Вампир подошел к окну, и, плавно  отодвинув тяжелую бахрому занавески, выглянул во двор, словно недостающее звено цепи находилось именно там. – Где Бонатти?
- Я не видел ее с тех пор как…  - губы Аро едва заметно дрогнули, и он бросил короткий и неуловимый взгляд на Феликса – как вы отправлялись на поиски вместе… Ей нужно готовиться к поездке. Разве я не говорил – Аро прекрасно знал что если бы он слишком много говорил и решал заранее, Каллены были бы снабжены целым рядом полезных сведений – что она едет с на..
Все еще блуждающий взгляд глаз цвета бургунди,  изучающий широко раскинувшийся сад за окном, уткнулся в четко различимую фигурку кочевника, а вернее в сопровождавшую его… Нет, это вовсе была не маленькая кукла с копной кучерявых каштановых волос - стройная и высокая фигура и ниспадающие до самого пояса волосы, которые так отливали золотом в солнечных лучах, выдавали Сульпицию. В прочем, очевидно что не так уж та и скрывалась…
Аро наклонился чуть ближе к окну, чтобы ни один из присутствующих в комнате вампиров не заметили его улыбки. Он еще раз удивился тому, какие все-таки непостижимые дороги иногда выбирает наш разум для достижения своих целей.
Сульпиция бывала изощренна, как и любая женщина у которой было время и цели. И в этом случае все действительно складывалось в ее пользу  - молодой и обаятельный кочевник, который представляет для клана большую важность – что защищает его от любого гнева со стороны супруга – Аро мысленно поразился тому, как мастерски Сульпиция использовала все выпавшие ей козыря. Ее игре мог бы позавидовать и профессиональный шулер, но ее главная и непреодолимая проблема всегда заключалась в том что она играла в карты, а Аро в шахматы…
Аро всегда безудержно и маниакально любил только власть…  И даже самые маленькие ее крохи в чужих руках вызывали у него дикие приступы ревности.
А брак? Брак для него был не кандалами и не железными цепями, а важным договором о сотрудничестве и партнерстве. Аро ни на секунду не позволял себе видеть в жене служанку или даже кроткую и покорную женщину, а видел в ней союзницу, и его опору. Взамен же он требовал несоизмеримо много – свободы действий и перемещений, ничем и никогда он не посмеет скомпрометировать женщину, которую выбрал себе в соратницы – ни разу за два тысячелетия, проведенных вместе, он не разочаровался в своем выборе.
Аро не проявлял ревности, но это не помешало ему злорадно посмеяться над кочевником, когда Сульпиция оставила его в одиночестве. Наивный мальчик так и не понял что им попользовались в качестве орудия мести, но оказался ужасно неэффективен. И стоило вампирше это понять, как ей осточертела новая игрушка.
Куда больше его покоробило то, что Рената посмела ослушаться его. С каких это пор Сульпиция во власти отменять его приказы? В планы Аро входила тесная привязанность между кочевником и Ренатой, которая поможет ему в будущем удерживать его подле себя. А его милая супруга, преследуя совершенно другие цели и сама того не понимая, нагло вмешалась в ход его планов.
Аро опустился в ближнее к нему кресло – ему нужно было поговорить с Деметрием. С глазу на глаз.
- Феликс, вернись в приемный зал, будь добр. Я вскоре присоединюсь к вам. Мы должны готовиться к отъезду. Из отведенного времени у нас остаются считанные часы.
Аро непроизвольно кинул еще один взгляд на дорожку, ведущую из сада как раз в тот момент, когда  Сульпиция скрылась в каменных сводах замка.

Отредактировано Аро Вольтури (07-08-2010 17:31:55)

+9

12

Феликс откинулся на спинку кресла и сплел пальцы, размял суставы – раздался хруст. Непонятно откуда взявшееся волнение все еще не отпускало его. Подобные чувства редко посещали вампира, показывал он их еще реже. Тем страннее были ощущения. Он чувствовал на себе взгляд Деметрия, в глазах соратника эмоции сменяли одна другую: веселье, снисхождение, удивление, потом тот посерьезнел. Феликс отвел глаза, когда Деметрий заговорил:
- Он сам себя похоронил. Нам остается лишь принять к сведению его ошибки, Феликс.
Спорить был сложно, да, впрочем, эта реплика и не требовала ответа.
– Я, наверно, слишком долго тут просидел. Еще бы чуть  и проспал бы собственный смертный приговор. За долгое отсутствие.
Феликс поднял глаза, кажется, Деметрий пытался шутить. Впрочем, чего только не увидишь в этом замке.
- Успокойся Феликс, все будет в лучшем виде.
Хотелось бы верить, хотя особой уверенности в голосе вампира, как показалось Феликсу, не было. Он собирался было встать, как вдруг внезапно двери в залу распахнулись. В апартаменты исполненный грации вплыл Аро.
- Как вы думаете, если оторвать Сантьяго руки, увеличится ли шанс уберечь замок от разрушения?
Феликс не смог сдержать улыбки, вряд ли Господина на самом деле заботило это мелкое хулиганство. Аро, как всегда, был полон энергии и решимости. Феликс любил наблюдать за своим Господином в такие моменты, ему казалось, что часть этой уверенности передается и ему. В разговоре вдруг прозвучало его имя, это заставило Феликса отвлечься от своих мыслей.
- Феликс, вернись в приемный зал, будь добр. Я вскоре присоединюсь к вам. Мы должны готовиться к отъезду. Из отведенного времени у нас остаются считанные часы.
Он немедля поднялся, слегка поклонился Аро и поспешил удалиться.
Приемный зал

+3

13

Феликс с непониманием смотрел на Деметрия, будто услышав язык, который ему незнаком. Потом принятие слов пришло, и страж был спокоен, как и раньше. Неспешным движением он хотел удалиться, но тут появление Аро помешало его планам. Тяжелые двери апартаментов с глухим стуком ударились о стены. Если бы Повелитель вложил еще немного силы, то они бы отлетели с петель.
- Как вы думаете, если оторвать Сантьяго руки, увеличится ли шанс уберечь замок от разрушения?
Вампир ухмыльнулся и поддержал настроение Господина.
- Не думаю, чтобы мелочь, вроде этой, могла ему помешать нести хаос.
Молчание вновь воцарилось в апартаментах. Каждый из троих мужчин размышлял о чем-то своем. Вдруг лицо Аро изменилось, и он обратился прямо к стражу.
- Деметрий... Где Бонатти? – Старейший вампир подошел к окну, будто ожидая увидеть Бриджит, гуляющую по саду, и готовую по первому зову прибыть сюда. – Я не видел её с тех пор, как вы отправились на поиски вместе. Ей нужно готовиться к поездке. Разве я не говорил, что она едет на… Предложение оборвалось и Деметрий поднял глаза на главу сильнейшего клана. Тот внимательно следил за чем-то за окном и это врядли приносило ему радость. Темная тень пробежала по его лицу, и мрачное молчание подсказало стражу, что там происходит нечто. Встав, он увидел Сульпицию и неизвестного вампира, который, разумеется, был кочевником. Неожиданно Королева оставила своего сопровождающего и направилась в замок, оставив кочевника в одиночестве. Как только идеальная фигура жены скрылась в дверях, Аро сразу же принял свой облик до того как выглянул в окно. Изящно заняв одно из кресел апартаментов, сказал:
- Феликс, вернись в приемный зал, будь добр. Я вскоре присоединюсь к вам. Мы должны готовиться к отъезду. Из отведенного времени у нас остаются считанные часы.
Мощная фигура Феликса возвысилась над остальными. Страж склонил голову и вышел. Деметрий опустился в кресло напротив Господина.
- Повелитель, Бриджит сейчас в северном коридоре замка. Подозреваю, что она еще не в курсе запланированной поездки. Мне сейчас же оповестить её?
Бонатти еще не готова к такому. Да, были проведены многочисленные тренировки. Деметрий лично следил за развитием её дара, но все же именно он и знал, что она не владеет им в совершенстве. Еще больше это ухудшается тем, что от нее много будут ждать, а значит, это напряжение на нервы будет давать о себе знать путаницей, которая может возникнуть.
- Вы хотели о чем-то поговорить?

+8

14

Вампиры чувствуют глубже смертных… И это имеет вполне банальное объяснение. Вампиры не способны  заливать свое горе алкоголем, они не могут отгородиться от своих проблем, забывшись сном, они не умеют забывать, как бы сильно к этому не стремились… Время не лечит вампиров по той простой причине, что оно для них не существует. Бессмертие по сути весьма схоже с летаргией -  и хоть ты ходишь, мыслишь и чувствуешь, ты не живешь. Бессмертие всегда захватывает врасплох, надевает золотую маску и предоставляет существ самим себе. Именно существ – вампиры уже не живут, они существуют. Человек жив до тех пор, пока живет память о нем. Бессмертие же уничтожает всю память о создании – оставляет всего лишь мраморный слепок его былого существа. Только тогда понимаешь, какую несоизмеримо высокую цену отдал за вечную «жизнь». Стоит ли она этого?
Аро ни разу за все свое существование не пожалел о утерянном счастье прожить жизнь… Ни разу. Более того, алчно и бесчеловечно он продолжал приносить жертвы теперь уже чужих жизней… И он добивался своих целей. Дар касания чужих душ попал не к кому-нибудь, а к самому алчному и властолюбивому существу, которое только можно было себе представить. И вот что из этого вышло. Но теперь перед его империей возникла угроза – а значит, грядет война. Война нравов. Война бессмертных.
- Вы хотели о чем-то поговорить?
Вопрос вклинился в ровные ряды мыслей, мешая их порядок и разбивая длинные цепи аргументов. Аро молча поднялся и принялся прохаживаться по комнате: он редко был здесь. Его настоящей обителью давно стал приемный зал. Взгляд кроваво-красных глаз гулял по книжным стеллажам, по обновленной мебели, по выдержанному оформлению, длинные пальцы легко скользили по книжным переплетам, но его внимание задержалось на книге, лежавшей рядом с Деметрием. Укол любопытства заставил Аро подойти и разузнать что читает его фаворит – без особого энтузиазма он открыл том наугад и с легкой иронией в голосе прочитал первый попавшийся на глаза отрывок, принадлежавший руке Байрона:
- «Есть чья-то власть, что жизнь нам сохраняет,
Что заставляет жить нас, если только
Жить значит пресмыкаться на земле
И быть могилой собственного духа,
Утратив даже горькую отраду -
Оправдывать себя в своих глазах…»

Ирония становилась все призрачней по мере прочтения, она под конец превратилась в желчный сарказм, а последняя строчка и вовсе вызвала у вампира жуткий прилив злобы.
Старейшина отшвырнул книгу с таким омерзением, как будто осознал что в руках у него мертвое гнилое животное, несущее смертельную заразу. Он с такой ненавистью смотрел на безобидную книгу, словно это она была повинна во всех ее грехах. Словно это она рушила его клан, словно это она допустила непростительные ошибки, словно это она потеряла все остатки человечности и прикрывалась лицемерными масками.
Аро осторожно опустился в то же кресло и попытался успокоиться. Все ожидания сводили его с ума, а значит медлить было нельзя. Чем раньше развалится Олимпийский клан -  тем быстрее он снова ощутит сладостный вкус абсолютной власти.
- Найдешь Бриджит. Приведешь в приемный зал. Мы отправляемся сегодня ночью, а значит до полуночи должны решить все дела. Жены останутся в замке – а с ними Маркус. Я думаю так будет лучше… Он и сам сейчас не горит желанием путешествовать. А вот я с удовольствием навещу наших дорогих друзей. К Сульпиции перед отъездом приставишь охрану – мне было достаточно и одного побега. Она сама не своя в последнее время… - Последняя фраза была адресована вампиром скорей самому себе, чем Деметрию.  – К полуночи все должны быть в приемном зале. Я тоже скоро приду. Я очень надеюсь что мисс Бонатти готова – Аро довольно оскалился. Одна только мысль о предстоящих событиях внушала ему уверенность и одновременно пьянила его рассудок.
Грациозно он соскользнул с кресла и направился к двери. Ему предстоял достаточно пикантный разговор и он уже предвкушал новые впечатления. Любимая супруга наверняка приготовила ему нечто особенное на прощание. А впрочем, она еще не знает о расставании… Аро любил сложности. Ведь стоит нам решить сложную задачу и хмельное чувство эйфории уверяет нас, что нам посильно все…
Перед тем как исчезнуть в дверях, старейшина остановился. Коротким кивком указав на все так же лежавшую на полу книгу, он жизнерадостно бросил Деметрию:
- Сжечь!  – злорадно усмехнувшись, как будто пепел страниц чем-то поможет его искалеченной душе, он хлопнул за собой дверью.
Порой, самое страшное преступление, которое мы только можем совершить – это высказать мерзкую, ненавистную, назойливую и всегда лишнюю правду. Этого вам не простит никто и никогда.

Покои Аро и Сульпиции

+8

15

Аро с беспокойством расхаживал по комнате, пытаясь успокоиться. Тут он неожиданно обратил внимание на сборник Байрона, который Деметрий неосмотрительно оставил на виду. Вампир не ошибся. Великий взял книгу в руки и открыл наугад. Очевидно увиденное он не оценил как искусство автора. Отрывок был продекламирован Повелителем сначала просто в восторженном тоне, а потом скатился да злой иронии. Книга была брошена в угол, и Деметрий силой заставил себя усидеть на месте. Великий знал о страстном увлечении старыми сборниками, порой даже древними, у своего стража. Вздохнув, Аро вернулся в кресло. Его голос, острый и опасный, как лезвие рапиры, разрезал тишину.
- Найдешь Бриджит. Приведешь в приемный зал. Мы отправляемся сегодня ночью, а значит до полуночи должны решить все дела. Жены останутся в замке – а с ними Маркус. Я думаю так будет лучше… Он и сам сейчас не горит желанием путешествовать. А вот я с удовольствием навещу наших дорогих друзей. К Сульпиции перед отъездом приставишь охрану – мне было достаточно и одного побега. Она сама не своя в последнее время…К полуночи все должны быть в приемном зале. Я тоже скоро приду.
Деметрию лишь оставалось склонить голову и ответить:
- Конечно, Господин. Все будет исполнено.
Аро продолжил, наживая на последнее слово:
- Я очень надеюсь, что мисс Бонатти готова.
Намек был достаточно прямолинеен. Деметрий и сам не был до конца уверен, что Бриджит пробьет защиту Беллы. Уж слишком прочная та была. Быть может манипуляция памятью не входит в общую маму того, от чего Каллен пригодилась бы защита. Но был уверен, что они с Бриджит использовали её дар как могли. Тренировки дадут о себе знать.
- Да, Господин. Мы сделали все, что могли.
Великий выпорхнул с кресла, и направился к двери. Остановившись у выхода, он бросил стражу:
- Сжечь!
Усмешка Повелителя и несогласие вампира. Деметрий не исполнил этот приказ. Он любовно поднял сборник Байрона и вернул его на прежнее место в стеллаже. Коротко вдохнув, он почувствовал местоположение Бриджит. Поспешив, он вышел из апартаментов, разминувшись с Аро. Ему нужно было найти Бонатти до её встречи с Великим.

Коридоры и переходы

+6